Брянский областной центр по профилактике и борьбе со СПИД
Брянская область
Государственное бюджетное учреждение здравоохранения
"Брянский областной центр по профилактике и борьбе со СПИД "

г. Брянск, ул. Спартаковская 75Д
Режим работы: с 8.00 до 17.00 без перерыва, выходные - суббота, воскресенье.
Забор крови осуществляется: Понедельник - Четверг с 8.30 до 15.00. Пятница с 8.30 до 14.00.

Подростковая наркомания

Если ЭТО уже произошло…
Если в семью пришла беда, перед родителями возникают две равноценные по значимости задачи: во-первых, сделать все возможное для того, чтобы спасти попавшего в беду ребенка, а во-вторых, не поддаваться самим разрушительному действию наркотика – проникая в семью он затрагивает всех ее членов без исключения. Просто ошеломляет, насколько наркоман манипулирует семьей, особенно отцом, матерью. Он принимает наркотики снова и снова. Семья визжит, вопит, умоляет, оправдывает, просит, угрожает и бойкотирует. Но в то же время – покрывает, бережет и защищает его от последствий злоупотребления...

Имя беды – наркотики
Одна из самых распространенных ошибок родственников наркоманов – как можно дольше скрывать свое несчастье от знакомых и друзей.
Если вы узнали, что ваш ребенок употребляет наркотики, не откладывая, свяжитесь с общественными организациями или социальными службами, предоставляющими психологическую и консультативную помощь.
Стоит ли изгонять наркомана из семьи? Велика вероятность, что вне семьи он погибнет или пойдет на преступление и окажется в тюрьме, где люди не становятся ни здоровее, ни лучше характером и от наркомании не излечиваются.
Советовать, как вести себя с наркоманом – сыном или дочерью, очень тяжело. Ситуация во всех семьях разная, причем она постоянно меняется.
Духовно и физически родители могут быть сильно истощены либо, наоборот, очень крепки. Различаются семьи и по материальным возможностям. Поэтому придется принимать решения, опираясь на собственный опыт, интуицию и информацию. Только в начале постарайтесь избавиться от чувства вины за проступки своего ребенка. Если он достаточно взрослый, чтобы не выполнять ваших требований, – значит, он может и должен отвечать за свое поведение. Вы все равно не сможете прожить жизнь за него. Лучше сконцентрируйтесь на чем–ни будь более продуктивном – например, попытайтесь жить счастливо несмотря ни на что или хотя бы как можно лучше изучите вопросы, касающиеся современного лечения наркомании.
Отношения с наркоманом необходимо строить на твердых, но понятных ему правилах. Он должен точно знать, как вы отнесетесь к той или иной его выходке или проступку и что предпримете в ответ. И если он совершил что-либо предосудительное, вам лучше следовать своим правилам или обещаниям до конца (только не забывайте похвалить его за хорошие дела и правильные решения – это поддержит его самоуважение, которое необходимо для выздоровления).
С наркоманом нужно быть исключительно правдивым. Если он знает, что ему могут солгать, он не будет ни доверять вам, ни выполнять ваши условия.
Нужно ли давать детям деньги на наркотики? Ведь если не давать, они вынуждены совершать преступления. Это внутреннее дело семьи, и родители принимают решение, как поступить, исходя из своих жизненных принципов. И все же надо отдавать себе отчет, что, давая деньги на наркотики, вы как бы поддерживаете безбедное существование наркомана, и у него меньше причин порвать со своей пагубной привычкой.
Кроме того, никаких родительских денег на наркотики не хватит, и наркоман все равно будет воровать или приторговывать зельем.
Очень часто бывает так, что впервые родители начинают понимать, что их ребенок принимает наркотики, только тогда, когда у сына или дочери на их глазах разворачивается наркотический абстинентный синдром – ломка. Паника, охватывающая взрослого человека в этот момент, не поддается описанию. Мать или отец теряют голову и начинают звонить по любым доступным им телефонам, указанным в попавшейся под руку рекламной газете.
Что же нужно делать в действительности? Нужно прекратить внутреннюю панику. Слезами горю не поможешь. Да, в вашей семье возникла проблема. Эта проблема очень трудна, но разрешима. Вспомните! Наркоманы во время ломок не умирают! Они умирают от той гадости, которую вводят в свой организм. Наступление «ломок» означает, что этой химической гадости в организме в данный момент практически не осталось.
Измерьте подростку давление. Абстинентиный синдром может быть опасен, только если у молодого человека очень низкое давление. Опасно, если верхняя цифра артериального давления ниже 90 (если ваш ребенок не страдает гипотонией, то «ломки» становятся опасными при давлении ниже 90/60 мм рт. ст.). Если давление ниже этих цифр, вам нужно обратиться к врачу немедленно.
Немедленно потребуйте от ребенка, чтобы он завтра же вместе с вами обратился к врачу. Подросток практически в ста процентах случаев даст свое согласие и этим позднее можно будет воспользоваться.
Вы можете дать подростку 2–3 таблетки любого анальгетика, который есть у вас в доме. Подойдут баралгин, спазмалгон, аспирин и т.д. Вы можете один раз рискнуть и дать своему ребенку 2 таблетки любого успокоительного, который найдете у себя в аптечке или в аптечке своих соседей и близких. Только не забудьте посмотреть, какое успокоительное вы даете. А на следующий день во время визита к врачу скажите ему какие таблетки вы дали. Ни в коем случае не давайте больше двух таблеток.
Единственное, чего вы ни в коем случае не можете давать – это спиртных напитков и успокоительных препаратов на основе спирта (нельзя пользоваться валокардином, корвалолом и т.д.). Вы можете воспользоваться методом, предложенным американским терапевтом Маргарет Розен: разденьте вашего ребенка до пояса и положите на не очень мягкую кровать или кушетку. Согрейте свои руки и положите их на плечи лежащего подростка. Медленно, поглаживающими движениями, не отрывая рук, продвигайте ладони от плеч вдоль позвоночника к пояснице, стараясь мягко расслабить мышцы вашего ребенка. Вы будете чувствовать напряженные группы мышц руками как бугры под кожей. Не надо давить на них сильно. Они расслабятся от мягких поглаживающих прикосновений. Такая просто активная форма родительской ласки.
Если все происходит вечером, помните, что ваша семья в состоянии спокойно пережить эту ночь. Не надо пытаться в ночи принимать ответственное решение о немедленном начале лечения, лучше спокойно обратиться в клинику в начале следующего дня.
Где же все-таки лечиться? К сожалению, долгие годы наркология в нашей стране считалась «низкой медицинской специальностью». По целому ряду причин среди врачей бытовало мнение, что, так как наркоманам и алкоголикам все равно помочь нельзя, то абсолютно неважно, каким образом ему помогать. Работать в наркологию часто приходили врачи самых разных специальностей – от хирургов до стоматологов, не нашедшие себя в профессии, которой учились. Огромное количество не имеющих достаточной квалификации докто-ров пришло в платные службы по вызову врача на дом. В большинстве своем это были врачианестезиологи – реаниматологи.
Увы, родители, не хотят слушаться голоса разума, попрежнему доверяют обещаниям «волшебных палочек», соглашаются обращаться в подпольные и полуподпольные нарколо-гические клиники, веря в обещания об «исцелении на дому».
Наркология в нашей стране стала местом для зарабатывания легких денег. Никакую другую специальность не окружает такое количество лжи и сплетен. Вдумайтесь, почему во всех газетах так много объявлений о платной помощи наркоманам и алкоголикам на дому и нет никаких объявлений, предлагающих такую же помощь при сердечных заболеваниях, при язве желудка, при сахарном диабете и т.д.?
Все объясняется просто. Лечение наркоманов и алкоголиков до сих пор считается «простым и не пыльным». Пациенты, абсолютно не разбирающиеся в медицине, платят за это хорошие деньги. Разобраться во всем этом человеку, не имеющему специального образования, простонапросто невозможно.
Главное – никогда не пытайтесь проводить лечение наркомана на дому.
Во-первых, это создает у наркомана потребительское отношение к лечению. Молодой человек начинает представлять себе врача как обслуживающий персонал, услугами которого он может вос-пользоваться в любой момент.
Во-вторых, надомное лечение практически никогда не бывает высококвалифицированным. Врачи на дому чаще всего используют не те лекарства, которые необходимы, а те, которые могут добыть. Иногда это становится просто опасным. Работникам государствен-ых клиник очень часто приходится лечить пациента не от его болезни, а от того, как его «вылечил» надомный доктор.
В-третьих, никакие лекарства не заменяют наркотик и чаще всего в перерывах между приездами врача и капельницами, наркоман все-таки умудряется уйти из дома, или просто уколоть себе припрятанный где-нибудь в квартире героин.
Какую клинику выбрать? Многих родителей волнует вопрос выбора между государственными и частными клиниками. Дать на него однозначный ответ практически невозможно.
Во-первых, коммерческая клиника и клиника подпольная – вещи абсолютно разные. Когда вы договариваетесь о платном лечении, требуйте предъявления государственной лицензии на соответствующие виды помощи. Помните, что если нет лицензии, вам будет потом не с кого спросить за отрицательные результаты терапии, за возможные осложнения в ходе лечения. Помните, никто, кроме вас самих, не будет нести ответственности за беду, которая может приключиться с вашим ребенком в результате никем не контролируемого лечения.
Во-вторых, частные клиники в большинстве своем существуют противозаконно. Закон разрешает частным коммерческим организациям только профилактическую и реабилитационную деятельность, но запрещает лекарственное лечение, проведение дезинтоксикации. Поэтому существование любой коммерческой клиники в любой момент может прекратиться, и весь процесс этапного лечения может повиснуть в воздухе.
В-третьих, применяемые методики и препараты в государственных и коммерческих учреждениях примерно одинаковы. И все зависит не от клиники, как юридической единицы, а от компетентности и профессионализма конкретного врача, который будет заниматься вашим ребенком. В каких клиниках государственных или коммерческих лучше врачи, вопрос, как вы понимаете, неоднозначный: хорошие врачи есть повсюду, плохие, к сожалению, тоже.
В-четвертых, главным преимуществом коммерческих клиник являются несомненно лучшие условия пребывания больных, чем в государственных клиниках. Практически во всех коммерческих клиниках – маленькие палаты с собственными туалетами, имеются бани. Однако, пациенты – это не больные, страдающие тяжелыми и неизлечимыми заболеваниями, такими как рак, например. Необходимо помнить, что ломка и депрессия – это расплата за попытку получить удовольствие и сбежать от трудностей жизни.
Коммерческие клиники стоят дорого. Платят за лечение, в основном, родители. Оплачивают они по большей части «санаторные» условия пребывания в больнице.
Каждый раз, когда вы решаетесь оплатить лечение в коммерческой клинике, задумайтесь, заслужил ли ваш ребенок лечение в санаторных условиях. Учтите, если подросткунаркоману понравится лечиться таким образом, то он может начать ходить по кругу. То есть через некоторое время он продолжит принимать наркотик, и вскоре снова появится у вас с раскаянием и, признаваясь в срыве, будет выпрашивать очередных денег на коммерческое лечение.
Обычно в таких ситуациях советуют родителям допускать только одну попытку платного лечения. Если после нее возникает рецидив приема наркотиков, то ни в коем случае нельзя соглашаться на повторное платное лечение, не подаваясь ни на какой шантаж и слезы. В случае рецидива ваш ребенок должен самостоятельно собрать необходимые документы и обратиться на лечение в государственную клинику или диспансер. Единственное, чем вы можете ему помочь в этой ситуации, так это рекомендовать конкретное лечебное учреждение или конкретного врача.
В-пятых, государственные наркологические клиники постепенно начинают работать совместно с системой добровольного медицинского страхования и организовывают у себя систему платной медицинской помощи. Стоит эта помощь по крайней мере в два-три раза дешевле, чем в коммерческой клинике, но также гарантирует анонимность и использует те же самые методики лечения, что и коммерческие стационары. Возможно, такой вариант лечения послужит той самой золотой серединой в выборе между коммерческой или государственной клиникой.
В-шестых, ищите не клинику, а врача, который относится к своей работе неформально и который сможет наладить контакт с вами и вашим ребенком. В какой клинике работает этот доктор – для вас никакого значения иметь не должно.
В-седьмых, позвольте дать вам один неофициальный совет. Если вы обратились в государственную больницу, то старайтесь, чтобы ваш сын лечился не в специализированном отделении для лечения больных наркоманией, а в отделении, где основную массу больных составляют больные хроническим алкоголизмом. Дело в том, что в отделениях для наркоманов одновременно проходят лечение около 50 пациентов, употребляющих наркотики. Эти люди имеют самый разный стаж приема наркотиков и, что самое главное, обратились в больницу по самым разным мотивам. Далеко не все наши пациенты, даже добровольно, приходят именно лечиться от наркомании. Многие спасаются в больнице от тюрьмы. Часть больных, уже отвергнутых родителями и близкими, просто приходит провести в больнице зиму, чтобы не ночевать в притонах. Кто-то обращается за помощью с целью «сбить дозу», ставшую непереносимо высокой, даже с точки зрения самого наркомана, и… продолжать употребление наркотического вещества. К сожалению, государственная наркологическая служба плоха тем, что она не имеет права никому отказать в помощи. В результате даже самые лучшие отделения для лечения наркоманов в государственных больницах без вины врачей превращаются в «школы жизни» для впервые поступивших лечиться подростков. В этих «школах», как вы понимаете, учат не самым нужным наукам, а наркотические связи расширяются и множатся.
В отделениях, которые занимаются лечением больных алкоголизмом, врачипрактики имеют возможность заниматься лечением только двух-трех наркоманов одновременно. В результате у врачей больше возможностей проявлять по отношению к ним профессиональное внимание (а внимания наши пациенты требуют невероятно большого), и даже их общение друг с другом удается использовать на пользу психотерапевтическому процессу.
Что же касается больных алкоголизмом, то замечено, что они принадлежат, в основном, к старшему поколению и склонны брать на себя своеобразную опеку над пациентами-наркоманами. Во время общения в отделении они даже без специальных просьб врачей, рассказывают им о том, «какой ужас эти наркотики».
В случае обращения в государственную наркологическую службу всех родителей волнует вопрос постановки ребенка на наркологический учет.
Вопрос о наркологическом учете. Действительно, после проведенного в государственной клинике лечения, у вашего ребенка встанет вопрос о постановке его на наркологический учет. Если вы самостоятельно не обговорите этот вопрос в государственной клинике, в которую вы обращаетесь, то вашего ребенка поставят на наркологический учет автоматически. При наркологическом учете человек в некотором объеме поражается в своих гражданских правах. Он обязан через определенный интервал времени являться на прием к врачу-наркологу диспансера. Он не имеет права выполнять работу, связанную с материальной ответственностью. Он не может заниматься деятельностью, связанной с пребыванием на высоте, с точными движениями, в частности, он не может водить машину и т.д.
Подросток, состоящий на наркологическом учете, не призывается на службу в армию. В случае, если ваш ребенок прекратил употребление наркотиков, он состоит на учете в диспансере три года. Если же перестать употреблять наркотики ему не удалось, то учет будет продолжаться столько времени, сколько ему потребуется для принятия окончательного решения плюс три года ремиссии.
Наркологический учет нужно использовать как один из неприятных, но полезных инструментов в руках как врача, так и родителей. Родители пациентов должны понимать, что во всех государственных больницах и наркологических диспансерах есть кабинеты анонимного лечения, и при лечении в этих кабинетах не только не стоит вопрос о наркологическом учете, но никто не спрашивает даже фамилию пациента.
В наркологических отделениях государственных больниц вопрос о постановке на учет решает в конечном итоге заведующий отделением, который в любой момент может обратиться в клинико-экспертную комиссию больницы, которая, имея на то основания, принимает решение о непостановке больного на учет в наркологическом диспансере. Так что в государственной клинике вопрос с учетом можно решить в общих интересах родителей и врача. Только не надо забывать, что лечение больного наркоманией часто превращается в лечение всей семьи, и семья должна быть в постоянном контакте с лечащим врачом.
Если социальные связи подростка сохранены – он учится в вузе, имеет постоянное место работы, дружеские связи в ненаркотической среде, то постановка его на учет считается нецелесообразной.
Если он лечится в первый или максимум во второй раз, то в зависимости от мнения родителей, при его нормальном отношении к проводимому лечению, его также не ставят на учет. Если молодой человек смог сделать полугодовой и более перерыв в приеме наркотиков, а после рецидива самостоятельно обратился за помощью, то ему опять же пойдут навстречу и могут не поставить на учет в диспансере.
В случае, если ваш ребенок соглашается лечиться только под вашим давлением и вы понимаете, что это лечение по принуждению, если его стаж приема наркотиков более двух лет, если вы и врач понимаете, что он потерял способность критически относиться к себе и своим поступкам, если, наконец, ему грозит призыв в армию, то в этих случаях учет в наркологическом диспансере, при возможности вашего постоянного контакта с участковым врачом, является не вашим врагом, а вашим другом. Если ваш сын состоит на наркологическом учете, то вам будет с кем посоветоваться в случае возникновения каких-либо ЧП. Вам будет проще госпитализировать ребенка в больницу в случае необходимости. Вам выгодно, чтобы ваш ребенок в таких ситуациях не водил машину: это крайне опасно, и смерть в автомобильных авариях – одна из часто встречающихся причин гибели бывших наркоманов.
По какой методике лечить? Описывать программу и методики, применяемые в платной медицине, всегда занятие неблагодарное и не совсем корректное. Кроме того, психиатры-наркологи далеко не всегда имеют достоверную информацию о происходящем в некоторых медицинских центрах, так как работающие в них коллеги в рекламных целях стараются создать вокруг себя ореол таинственности и всемогущества.
У наркоманов нет денег! Они есть только у родителей, да и то далеко не у всех! Как часто к врачам-наркологам обращаются отчаявшиеся родители, которые спрашивают, стоит ли продавать квартиру для того, чтобы поехать к тому или иному «светиле», о котором они узнали из массированной рекламы. Увы, они до сих пор верят, что «Чем выше цена, тем лучше результат».
Человек гораздо больше нуждается в простых и оптимистичных обещаниях, чем в сложной и почти всегда невеселой правде. Он поверит рекламе любой организации, если она обещает простым способом снять ответственность за жизнь ребенка с его плеч и… заплатит за это любые деньги. Вместо того, чтобы попытаться понять проблему, связанную с употреблением наркотиков, родители предпочитают просто верить врачу, который обещает ему что-то «дорогое, но волшебное» с экрана телевизора. Нельзя рассчитывать только на волшебную палочку. Поэтому давайте попробуем перечислить то, что сегодня легальная медицина может сделать на различных этапах лечения наркомана.
Этап дезинтоксикации. Дезинтоксикация в клинике включает в себя выведение из организма продуктов распада наркотиков с одновременным симптоматическим лечением абстинентного синдрома (ломок) и коррекцией обмена веществ пациента для нормального функционирования организма в условиях отказа от наркотиков.
Абсолютно стандартных схем проведения этого этапа не существует. Общим для этого этапа является лишь введение с помощью капельницы препаратов опийных антагонистов и подбор современной терапии для снятия болевого синдрома, тревоги и возбужденности, слабости, бессонницы, рвоты и других проявлений ломок.
В комплекс лекарственной терапии включаются сосудистые препараты, целый комплекс витаминов, анальгетиков, стимуляторов обмена веществ, точно подобранные дозы успокоительных препаратов, антидепрессантов и т.д. Главной задачей врача при выборе препаратов является стремление к их минимальной токсичности и отсутствие привыкания к ним.
Процесс дезинтоксикации продолжается, как правило, 7–14 дней. Для современной медицины проведение дезинтоксикации не является проблемой. Ее методики хорошо отработаны как в государственных, так и в частных клиниках.
Этап лечения депрессии. Это этап отмены героина, во время которого у пациентов сохраняется болезненное желание принять наркотик, а настроение и жизненные функции снижены, длится до полугода. Весь этот период бывший наркоман в обязательном порядке должен наблюдаться врачом. В руках специалиста есть множество инструментов, позволяющих пациенту преодолеть депрессию и патологическое влечение к наркотикам. Главным направлением такой работы является современная профессиональная психотерапия.
Психотерапия. Современные психотерапевтические подходы – это целый мир, для описания которого не хватит и нескольких огромных томов. Он может использовать нейролингвистическое программирование, эриксоновские техники наведения транса, гештальттерапию, психоанализ, техники психосинтеза, методики изменения мотивации экзистенциальной психотерапии, джексоновские гуманистические группы и множество других методик. Любой из таких подходов может быть, как индивидуальным, так и групповым. Группа «товарищей по несчастью» всегда служит «зеркалом», помогающим человеку осознать свои проблемы.
Оставьте выбор за врачом. Вы должны понять главное: после того, как дезинтоксикация завершена, усилия врача должны быть направлены на то, чтобы бывший наркоман изменил свои взгляды на мир, осознал необходимость полноценной жизни в обществе.
Это очень сложный процесс. Это не война с наркотиками, а война с желанием пациента убежать, спрятаться от страха реальной жизни. Родным и близким наркомана следует помнить, что наркотики лишь средство такого бегства. При использовании врачом современных психотерапевтических подходов речь идет об изменении характера, фактически о перевоспитании личности, и мгновенные результаты на этом пути невозможны.
Но любые результаты важны. Крайне важно, чтобы подросток начал задумываться о своей жизни, начал понимать, что за все, происходящее с ним, отвечает только он сам. Даже если видимый результат психотерапии отрицателен и молодой человек сорвался и начал вновь употреблять наркотики, посеянное в его душе психотерапией зерно сомнения в собственном «праве колоться» обязательно «прорастет» и даст свой результат.
Психотерапевты говорят: главное на первом этапе лечения, чтобы, беря в руки шприц или даже задумываясь об этом, молодой человек испытывал тяжкие колебания и сомнения. Если наркоман начал думать и сомневаться – это первый шаг к успеху терапии.
Психотерапевтическая методика – это как бы язык, на котором врач разговаривает с пациентом. Системы таких языков складываются в реабилитационные программы. Такие программы разделяются обычно не по применяемым в них психотерапевтическим методам, а по задачам, которые они ставят перед пациентами. Главной задачей таких программ является развитие опыта жизни без наркотиков, искусство сопротивления влиянию наркотической среды (наркоманов и продавцов наркотиков).
Анонимные наркоманы. В начале 30;х годов в Америке люди, которые хотели прекратить употребление алкоголя и наркотика и не находили поддержки в окружающем их ми-ре, объединились в «Ассоциацию анонимных алкоголиков». К 1938 году полностью сформировалась программа психотерапевтической помощи бывших алкоголиков и наркоманов друг другу. Она получила название «12 шагов».
Эта программа завоевала признание среди пациентов и специалистов всего мира. Дело в том, что главной задачей программы является изменение взгляда человека на мир, возвращение его к нормальным человеческим ценностям. Практически речь идет о реабилитационной программе, «терапевтами» в которой выступают сами больные.
Сколько времени молодой человек должен находиться в стационаре (в больнице)? В число обычных иррациональных убеждений родителей входит уверенность в том, «что чем дольше молодой человек лежит в больнице, тем лучше». Это связано, скоре всего, с неосознанным желанием родителей отдохнуть от собственного ребенка, чем с объективной необходимостью.
Во-первых, вы должны понимать, что никакая наркологическая больница не может исключить неформального общения пациентов друг с другом. Врач не в состоянии обеспечить подростку круглосуточную занятость. В результате, очень длительное пребывание человека в стационаре, хотим мы с вами этого или нет, превращается для него в «наркотическую школу».
Во-вторых, где-то через 7–10 дней своего пребывания в больнице подросток чувствует себя абсолютно здоровым. Ему становится скучно. Если врач по желанию родителей не выписывает его, не имея на то медицинских оснований, то подросток теряет доверие к врачу. А доверие между лечащим врачом и подростком – один из главных залогов успеха в терапии.
Конечно, одинаковых наркоманов не бывает. Но в среднем считается 4-дневное пребывание пациентов на больничной койке оптимальным для молодого человека, первично поступающего на лечение. Естественно, что этот небольшой срок может дать устойчивый эффект только в том случае, если после выписки пациент будет регулярно показываться врачу и принимать поддерживающую лекарственную терапию, участвовать в психотерапии. Такая стратегия врача и есть плавный переход стационарного лечения в реабилитационную программу. Если молодой человек срывается и его поступление в больницу происходит повторно, то время его нахождения на больничной койке в среднем должно быть увеличено на одну-две недели, опять же с условием его дальнейшего участия в реабилитационной программе.
Как вести себя во время и после лечения.
Во-первых, вы должны сохранять построенную вами систему родительского контроля на всем протяжении лечения и еще как минимум год после его окончания.
Во-вторых, контроль должен сохраняться, но во время лечения он не должен быть абсолютным. После того, как прошло 2–3 месяца после прекращения приема наркотиков, у вашего ребенка должна появиться некоторая степень свободы. Фактически эта степень свободы – есть право на личное время. Вы должны разрешить ему находиться в течение хотя бы 1–2 часов вне вашего контроля. Посоветуйтесь об этом с вашим лечащим врачом. Вообще вы можете использовать лечащего врача как «посредника» при переговорах с вашим сыном и дочерью. Прислушайтесь к его советам. В-третьих, разговоры о наркотиках в семье с момента начала лечения должны быть полностью прекращены. Предоставьте все разговоры о наркотических веществах и зависимости вести лечащему врачу. Если у вас возникли подозрения о том, что ребенок опять принимает наркотики, сначала доведите это до сведения лечащего врача, а потом уже ужесточайте контроль за подростком. Помните, что, исходя из желания сделать «наоборот», ваши постоянные подозрения, гневные монологи и истерики без повода могут привести только к прямо противоположному результату.
В-четвертых, очень может быть, что вы не в состоянии разобраться не только в своем ребенке, но и в себе самом. Наверняка ваши подозрения замучили вас. Может быть, вы престали спать по ночам, а в любой простуде или недомогании сына видите признаки употребления им наркотиков. Если вам удалось уговорить лечиться собственного ребенка, а с собой вы справиться не в состоянии, то не считайте позорным для себя обратиться к врачу психотерапевту или психологу. Вы можете посоветоваться о своем состоянии с лечащим врачом вашего сына или дочери.
Отчего происходит рецидив? Статистика наркологических центров и реабилитационных программ по всему миру приводит неутешительную цифру – около 90% всех наркоманов, прошедших через дезинтоксикацию в любых лечебных центрах возвращается к приему наркотиков.
Это правда.
Что же происходит? Что приводит молодого человека, который чувствует себя уже достаточно хорошо, рад освобождению от зависимости и настроен больше никогда не колоться, к возвращению в наркотическую «систему»?
Дело не в химических особенностях самого наркотика, а в устройстве психики самого наркомана. Обычно выделяют несколько основных причин «срывов» после лечения. Самое главное – до сих пор и родители и многие врачи считают, что период пребывания наркомана в больнице, период дезинтоксикации – это и есть лечение. Надеемся, что вы уже поняли – это не так.
Необходимо понимать – главное, это не борьба с конкретным химическим веществом, это война с характером, война не на жизнь, а на смерть (в прямом смысле этого слова) с паразитическими тенденциями в характере подростка.
Снижение энергетического уровня. Мы уже рассказывали о резком снижении напряжения в сетях «нервных» клеток. За время приема наркотика человек привыкает к существованию в условиях повышенного напряжения. Ему кажется, что все дается легко, настроение в среднем весь период приема героина остается хорошим, даже повышенным, а перепады настроения случаются редко и связаны, как правило, с попытками прекратить употребление наркотиков. Для молодого человека бессознательно такой приподнятый уровень энергии и настроения с ощущением полного отсутствия забот и тревог становится нормой.
Когда его состояние возвращается к общечеловеческой норме, «напряжение» приобретает нормальный уровень, пациенту все время кажется, что он «вялый», «отмороженный», все время хочется вернуться к прежнему, ненормально высокому уровню энергии. Эти ощущения и являются главной сутью депрессии, наступающей после прекращения употребления сильнодействующих наркотиков.
Чувство потери энергии можно преодолеть и с помощью лекарств и с помощью специальных энергетических упражнений и психотехник... Но на это нужно затратить время и труд… Но энергии мало, делать что-либо лень, гораздо проще пойти и добыть наркотик.
Психологически, как известно, лень можно победить только усилием воли. Родители должны понять – любая деятельность лучше лежания на диване. Заставляйте ребенка двигаться. Делайте вместе зарядку. Для разнообразия вам будет полезно хотя бы раз в день гулять вместе с ребенком пешком. Не забывайте о простых способах возвращения утраченной энергии.
Память. Человеческая память устроена предательски. Все склонны «забывать» неприятные и трагические события своей жизни. Психика устроена таким образом, что она достаточно быстро вытесняет все неприятные события за грань сознания в подсознательную и бессознательную сферу психики. Действительно, все, например, точно знают, что когда-нибудь умрем. Мысль о собственной смерти – одна из самых страшных человеческих мыслей. Однако эта мысль не мешает жить. В обыденной жизни задумываются о смерти крайне редко. Большинство живет так, как будто его жизнь будет продолжаться вечно.
Наша психика охраняет нас от мыслей о смерти с помощью общего закона вытеснения неприятных переживаний на периферию сознания. Почти каждый наркоман, проходя через «ломки», проклинает героин, дает сам себе и окружающим «смертный зарок» никогда в жизни не принимать наркотиков. Более того, большинство наших пациентов ощущают свою привязанность к героину как тяготу, как некоторую «зомбированность», запрограммированность своего поведения и поэтому после дезинтоксикации большинство из них испытывает радость освобождения.
Однако «ломка» и зависимость – это не приятные воспоминания, и мозг через очень короткое время услужливо отодвигает их в бессознательное. Наркоман ведет себя так, как будто отрицательного опыта «ломок» и пребывания в системе не было вовсе. При этом на самом деле наши пациенты помнят все. Их мозг просто не хочет вспоминать о болезненных переживаниях. А вот удовольствие, которое доставлял наркотик, в памяти остается.
Родители очень редко задумываются о том, что на место удовольствия, от которого пытаются избавить подростка, они должны «поставить» какое-то другое. Необходимо, избавляя от чего бы то ни было, дать что-то взамен. Вы должны снова научить его получать удовольствие от спорта, музыки, живописи, секса и т.д. Если вы не смогли или попрежнему не хотите учить ребенка нормальным человеческим удовольствиям, это означает, что вы не хотите предоставить подростку никакой альтернативы наркотикам.
Изоляция. Когда наркоман прекращает прием вещества и приходит в себя, то неожиданно для него выясняется, что он остался один. Одна пациентка замечательно сказала: «Что вы от меня хотите, я три года спала». Действительно, с теми друзьями и сверстниками, которые продолжают употреблять наркотики, общаться нельзя. Это очевидно. Но никаких других друзей вокруг не осталось. За те годы, что человек «спал», кто-то из них начал учиться, кто-то работать, у кого-то появились собственные семьи, и никому из них уже нет дела до бывшего приятеля, у всех сложился свой круг интересов. На работу бывшему наркоману устроиться очень непросто. Для того, чтобы начать учиться, надо, опятьтаки, приложить усилия, чтобы вспомнить как это делается, ведь наркоман давным-давно забыл, что такое «работать головой».
Конечно, ситуации бывают разные, и трудности у каждого свои. Однако пока молодой человек существовал в «тусовке», он чувствовал себя «своим» среди наркоманов. Система ценностей этой компании была предельно простой и примитивной, все крутилось вокруг «дозы» и процесса добычи героина, а потому понятной. В мире без героина люди живут в невообразимо более сложной структуре отношений и ценностей. Они не хотят за один день поверить бывшему наркоману, что он «завязал навсегда». Не хотят сразу и безоговорочно принимать его в свое общество, в компанию, на работу, на учебу.
Именно поэтому так необходима социальная работа. Человек, прошедший или проходящий лечение, должен быть «встроен» в нормальную социальную группу – устроен на работу или учебу, в спортивную секцию, в клуб и т.д., у него должна появиться возможность нормального, как говорят в психологии – нормативного общения. Если это не сделано, человек ощущает себя изолированным от других людей. И тут вступает в силу четвертая, главная, причина рецидива – оскорбленное самолюбие.
Самолюбие. Не думайте, что самолюбие – это просто порок. Болезненное самолюбие – это один из способов защиты личности от саморазрушения. Всегда очень легко сказать, как это часто делают наркоманы: «Да, я дерьмо… делайте со мной что хотите». Зато очень трудно осознать, что ты действительно «спал» несколько лет и за это время оказался… никому во внешнем мире не нужен. Для личности подростка этот факт почти непереносим. Тем не менее каждому человеку, который пытается бросить героин приходится с ним столкнуться. В этой психологической ситуации личности легче всего не бороться с ней, а замкнуться от внешнего мира с помощью фраз типа той, которая приведена выше, или традиционной: «Меня никто не понимает». Он принимает любые советы взрослых или старых друзей «в штыки», с раздражением и обидой. Любые слова в его адрес воспринимаются, как оскорбление чувства его достоинства и самолюбия. Личность начинает прятаться от реальной жизни в позу обиженного всеми и никем не понятого человека.
«Всеми обиженный» подросток очень легко убеждает себя в том, что только наркотическая тусовка его понимает, что только в ней он чувствует себя человеком. Он возвращается в компанию наркоманов изначально не для того, чтобы принять наркотик, а для того, чтобы общаться с ребятами, которые «все понимают» и не давят на его самолюбие. Ну, а когда он пришел в притон наркоманов, услужливые «друзья» всегда могут уговорить «кольнуться разочек».
«Разочек». Миф о том, что на свете существуют люди, которые могут употреблять наркотик время от времени, не попадая при этом в зависимость, за долгие годы не смогли победить ни врачи, ни книги, ни фильмы. Большая часть наркоманов приходят в клиники и в реабилитационные программы не для того, чтобы прекратить употребление наркотика. Они приходят с тайной мыслью научиться употреблять редко, без зависимости.
Независимо ни от чего, большинство пациентов считает, хотя и не признается в этом, что «Употреблять героин нельзя, но разочек можно…» Этот миф поддерживают и развивают наркоторговцы всего мира. Разочек – их главный аргумент для уговоров тех, кто пытается прекратить принимать наркотики. Причем системе пропаганды наркоторговцев, практически, никто не противостоит. У нас нет и продуманной системы профилактики наркомании. Профилактическую роль сегодня тоже должна брать на себя семья. Мысль о «разочке» является одной из главных причин рецидива после лечения.
Контакты с наркоманами. Из всего вышесказанного становится понятным, что одной из основных причин срывов являются контакты с наркоманами. Эти контакты фактически представляют собой непрекращающееся давление на подростков наркотической среды.
Огромное количество проблем связано с существующей с древних времен в нашей культуре органической неспособностью человека сказать «нет» в ответ на просьбы и притязания торговцев. Вся система продаж любого товара с помощью распространителей построена на этой неспособности отечественного потребителя отказать человеку, который тратит на него усилия. Продавцы и распространители наркотиков умеют использовать эти свойства человеческой психики особенно хорошо.
В компании наркоманов не бывает друзей. дый «друг» из наркотической «тусовки» заинтересован либо в деньгах от продажи наркотиков вашему ребенку, либо в получении через вашего сына (дочь) бесплатной дозы или «товара» для распространения. Через ваш дом теперь проходит «цепочка» распространения наркотиков. Вы как хозяева дома обязаны «порвать» ее любой ценой.
Если возможно, поменяйте номер телефона. Старайтесь сами отвечать на все входящие звонки. Вы имеете право даже на откровенные угрозы в адрес подозрительных абонентов. Конечно, лучше, если к телефону подходит мужчина. Вы имеете право объявить ребенку, что не дадите превратить ваш дом в «перевалочную базу» уголовников. Вы даже имеете право пригрозить милицией, но вы должны дать понять, что вы делаете все это не для того, чтобы «навредить» собственному ребенку, а для того, чтобы защитить семью. Вы вынуждены это сделать.
Нужно ли изолировать ребенка после лечения? Как избежать влияния наркотической среды на подростка? Это один из главных вопросов, который мучает родителей сегодня. В период депрессии действительно лучше, если подросток на какое-то время сменит место своего обитания. Ведь, как мы уже говорили, давление наркотической компании на него не только не ослабнет, но даже усилится. И это именно в тот период, когда психика бывшего наркомана особенно нестабильна. Да, лучше куда-нибудь уехать. Только вот куда? Наркотики – проблема всей страны. В ней практически не осталось мест, в которых торговцы не искали бы новых клиентов. Наркотики пробираются в глухую тайгу, не говоря уже о пригородных дачах. Поэтому сегодня простая «ссылка» ребенка «на деревню к дедушке», без наблюдения врача и специальных условий реабилитации вряд ли имеет смысл. Ваш сын вернется из нее (даже если вам повезет, и вы найдете «чудесную землю» без наркотиков) не изменившимся. Все психологические проблемы, которые привели его к наркотикам, останутся неразрешенными. Из ссылки приедет та же «наркотическая личность», которая туда уезжала.
Имеет смысл только такая форма ссылки, которая связана с психологической «загруженностью» времени пребывания в ней, осмысленностью самого отъезда. Во время депрессии отмены наркотика «душа обязана трудиться».
Вы можете отправить своего ребенка, например, учиться куданибудь в закрытое учебное заведение, за пределами своего города. Только выясните сначала, нет ли наркотиков в этом учебном заведении! Можете отправить его на конкретную работу, которую вы или кто-то из ваших близких сможет тщательно контролировать.
Очень хорошо, если вам удастся договориться с каким-нибудь монастырем Русской Православной Церкви. Многие из них возьмутся окормлять духовно ваше чадо. Сама атмосфера монастыря целительна для искалеченной души, не говоря уже о возможности духовного послушания. Неплохие отзывы получают в последнее время о русскоязычных реабилитационных центрах, расположенных за границей: в Испании, Израиле и Польше. Однако удовольствие это дорогое, доступное далеко не всем семьям. Да и материалов о них пока еще мало. Помните, что если вы отправляете ребенка в «ссылку», то она должна быть психологически осмыслена и заполнена деятельностью. Отправлять в ссылку нужно для чего-то. Если же вы все-таки решились «засадить» ребенка где-нибудь на даче, под надзором родственников, то и там он должен выполнять назначения врача. Причем в этом случает нужно понимать, что врач должен назначить не только лекарства, но и целую систему физических и психологических упражнений. Врач может рекомендовать тематическое чтение, построить программу прослушивания музыки. Существует даже специальное научно разработанное понятие «музыкальной терапии» и т.д. Вами должна быть обеспечена связь вашего находящегося «в ссылке» ребенка с лечащим врачом. Например, вы можете один раз в неделю привозить его на прием.
Обратитесь в приход русской православной церкви, если вы хотите, чтобы ваш ребенок нашел свои духовные интересы.
Опасайтесь обращения в любые другие непонятные вам религиозные объединения. Не забывайте, что вы живете в России и, если не верой, то генетикой своей, принадлежите православию. Ваш ребенок может сам выбирать свою веру, но только не в болезненный период отмены наркотика. Любая «чужеродная» религия, мистическая секта, «парапсихологический учитель» или «изотерический гений», которых у нас развелось полнымполно, в период отмены героина легко может стать «альтернативным наркотиком». И ваш ребенок из огня попадет в полымя.
Может быть, посадить его в тюрьму? Это самый страшный шаг, на который только могут решиться родители. Российская тюрьма – это ужасный мир, и идти на такой шаг сознательно, значит признать, что вы полностью отказались от своего ребенка.
В тюрьме можно достать наркотики, трудно, но можно. Самое же страшное не в этом. Самое страшное – это мир блатных со своим жутковатым распределением ролей. Этот мир засасывает внушаемого подростка. Молодой человек, который провел в тюрьме полгода, может быть приговорен к пожизненному существованию в психологическом мире тюрьмы. Тюрьма не отпустит вашего ребенка даже тогда, когда он оказался на воле.
В наших тюрьмах наркоманы, как правило, сидят вместе или в специально отведенных для этого зонах. Сидят, конечно, люди с самым разным стажем употребления наркотиков. Влияние опытных наркоманов на молодого человека чаще всего оказывается гораздо сильнее влияния на него семьи и врачей вместе взятых. Чаще всего наркоман возобновляет прием наркотиков непосредственно в первый день своего выхода из тюрьмы.
Есть еще одна страшная особенность зоны. В отсутствие привычных наркотиков, наркоманы начинают употреблять под влиянием «опытной братвы» разнообразную химическую дрянь, в виде всевозможных отваров и таблеток. Такие лагерные наркотики еще больше усиливают процесс развития и без того имеющейся у вашего ребенка энцефалопатии, а усиление этого процесса, в конечном итоге, приводит к слабоумию.
А если отправить его в армию? Делать это также ни в коем случае нельзя. Во-первых, потому что российская армия, к сожалению, с точки зрения своего психологического климата очень напоминает российскую тюрьму. В огромном количестве частей и соединений, как рассказывают нам бывшие военнослужащие, достать наркотики не составит никаких проблем. Во-вторых, служба в армии, связанная с изменением решительно всех жизненных правил, появлением ответственности и уравниловкой армейской службы, подавляющей человеческую индивидуальность, является сильнейшим стрессом для молодого человека.
Как известно из многочисленных скандальных сообщений средств массовой информации последних лет, молодые люди, которые совершили преступления или самоубийство во время прохождения срочной армейской службы, были до своего призыва в армию, или просто молодыми людьми с нестабильной психикой, на которых просто не обратили внимание медицинские комиссии военкоматов или бывшие наркоманы. Именно по этой причине они и не подлежат призыву в ряды российских вооруженных сил.
Можно ли вылечить наркоманов принудительно? Хотелось, чтобы читатели ясно понимали, что словосочетание «принудительное лечение» по сути является нонсенсом. В подлинном смысле этого слова, лечить человека без его согласия ни от какой болезни невозможно.
Если человек отказывается лечить по рекомендациям врача грипп, воспаление легких или инфаркт миокарда, то врач может его только уговаривать правильно лечиться, а лечить насильно он никого не имеет права. Сфера деятельности врача начинается тогда, когда больной осознает, что он болен, и обращается за помощью. Без такого обращения врач не может начать процесс лечения.
«Что же делать, если наш ребенок не хочет осознавать, что он наркоман?», – спросите вы. И вы, и врач можете только одно – уговаривать. Здесь хотелось бы конкретно ответить на вопрос, существует ли принудительное лечение наркоманов: НЕТ! Сегодня ни Российское законодательство, ни соответственно здравоохранение не имеют ни юридических, ни организационных форм для проведения принудительного лечения.
В настоящее время отправить ребенка лечиться принудительно, невозможно. Мы с вами должны понимать: принудительное лечение – это не лечение в полном смысле этого слова. Это форма гуманной, медицинской, не тюремной, но все-таки изоляции больного.
Нужно признать, что изоляция и лечение вещи разные. Изолировав молодого человека, его можно «подлечить» – дать ему возможность выжить, а вот вылечить нельзя. Лечение подразумевает свободу выбора. Помочь страдающим семьям и самостоятельно организовать принудительное лечение врачи не имеют права. Фактически, лучший способ помощи любому наркоману или потребителю наркотиков – избавиться от невежества, выработать адекватную позицию, основанную на знаниях и иметь достаточно мужества, чтобы придерживаться своих принципов в отношениях с ним. Прежде всего вы должны понимать, что проблема химической зависимости лежит не в психотропных веществах, а в людях, принимающих их. Вы не можете принимать вместо больного предписанные ему лекарства и ожидать, что он выздоровеет. Он должен сам сделать выбор и действовать по своей доброй воле, чтобы выздоровление стало более-менее устойчивым. Никто не может сделать за него то, что должно быть сделано им самим.


Скачать статью в формате .doc
Скачать статью в формате .rar

18 сентября 2009
Брянский областной центр по профилактике и борьбе со СПИД
Hosted by uCoz