Брянский областной центр по профилактике и борьбе со СПИД
Брянская область
Государственное бюджетное учреждение здравоохранения
"Брянский областной центр по профилактике и борьбе со СПИД "
г. Брянск, ул. Спартаковская 75Д
Режим работы: с 8.00 до 17.00 без перерыва, выходные - суббота, воскресенье.
Забор крови осуществляется: Понедельник - Четверг с 8.30 до 15.00. Пятница с 8.30 до 14.00.

ИМЯ БЕДЫ – НАРКОТИКИ

Елена ИВАНИЦКАЯ,
Елена ГРИШИНА,
Сергей КАМЕНСКИЙ,
Екатерина МЫШЛЯНОВА,
Людмила РОСТОВА*

...В аптеку вошли двое мальчишек лет четырнадцати. Один, мучнисто-бледный, с мокрыми от пота волосами, тут же присел на корточки у стены. Он мычал от боли, подергивался и задыхался. Сразу было понятно: он - наркоман, страдающий от абстинентного синдрома. «Сейчас-сейчас», — пробормотал другой подросток и кинулся к прилавку. Купил одноразовый шприц, поднял стонущего приятеля, и они поковыляли прочь...

Кандидат биологических наук Наталья Пашина, выступая перед учителями с лекцией «Современная наука о наркотиках», обязательно рассказывает об этом случае, свидетельницей которого она была сама. Потому что считает его характерным для сегодняшней ситуации: подросток наркоман уколоться любым шприцем, который под руку подвернется, уже не спешит. Идет в аптеку за одноразовым. О чем это говорит? До него дошла информация о СПИДе. Он слышал об опасности заражения и принимает меры предосторожности, потому что не хочет умереть. Но получается, что смерти от СПИДа он боится, а от наркотиков - нет? Или у него просто мало информации о гибельной силе самих наркотиков?
Наркомания — не вредная привычка или «рисковый кайф». Это системное заболевание, разрушающее организм. Почему у наркомана без очередной дозы возникают страшные боли? Тело корежит, и ощущения такие, словно кости дробят. Причина в том, что молекулы наркотика, проникая во все клетки организма, в том числе и нервные, сбивают их работу. Лишают возможности самостоятельно вырабатывать необходимые вещества, отвечающие за нормальную деятельность органов и тканей. Заканчивается процесс гибелью нейронов, разрушением живой структуры, а значит — смертью наркомана.
У подростка нет реальных знаний о механизме действия наркотиков. Поэтому его легко обмануть, заманить, втянуть в употребление. Бывалые товарищи морочат ему голову: попробуй марихуану, наркотик легкий, безопасный, привыкания нет... И невдомек наивному, что от марихуаны до более тяжелых наркотиков один шаг. Не знает он и о том, как эту якобы безопасную пыльцу добывают. Ему представляется что-то вроде подпольной лаборатории: белые халаты, пробирки, микроскопы. Как бы не так! Коноплевую пыльцу собирают, бегая по полю, раздевшись догола, а потом соскребают ее с потного тела...
Всякий наркотик — яд. Нормальная реакция здорового организма на него — отторжение. После первой же пробы подростку очень плохо: сердцебиение, головокружение, бледность, одышка. Случись такое дома, в обычной обстановке, родители мигом бы вызвали «скорую помощь». Но в наркоманской компании новенькому обещают «кайф», и обманутый терпит и ждет, не веря сигналам собственного организма.
Выходит, профилактические программы мало что дают? На круглом столе «Основные направления деятельности по профилактике наркомании и ВИЧ/СПИДа у детей и молодежи в образовательной среде», проведенном Министерством образования и науки, специалисты назвали несколько причин их неэффективности: отсутствие системности, недостаточный уровень подготовки специалистов, ошибки в содержании программ, которые разрабатываются и реализуются подчас без учета возрастных и социально-психологических особенностей детей, без участия родительской общественности.
Основные требования к организации профилактической деятельности в школах сформулированы в базовых документах — Концепции профилактики злоупотребления психоактивными веществами (2000 г.) и Концепции превентивного обучения в области профилактики ВИЧ/СПИДа в образовательной среде (2005 г.). Опираясь на эти документы, участники «круглого стола» пришли к выводу, что профилактическая работа должна быть комплексной и включать все аспекты профилактики — педагогический, психологический, социальный, правовой, медицинский. И что без экспертизы профилактических программ и учебно-методических материалов не обойтись. Проводить ее поручено Межведомственному совету по проблемам профилактики злоупотребления психоактивными веществами при Минобрнауки и Координационному совету при Минздравсоцразвития.

ТЯГА К НОВЫМ ОЩУЩЕНИЯМ

Прочитать в классе лекцию о вреде наркотиков — не лучший путь профилактики, считает генеральный директор петербургского фонда кризисной помощи детям и подросткам «Новые шаги» Ирина АЛЕКСЕЕВА.

— Ирина Алексеевна, какова, на ваш взгляд, реальная ситуация с подростковым употреблением наркотиков, как легальных — алкоголь, табак, так и нелегальных?

— Точно и доказательно утверждать, что среди подростков растет или идет на спад употребление наркотических веществ, мы не можем. Зато уверены в том, что происходит переструктурирование: потребление так называемых «тяжелых» наркотиков уменьшается, а «дискотечных» -увеличивается. Но дискотечные наркотики только с виду более безопасны. Последствия от них не менее угрожающие.
Ситуация с подростковым алкоголизмом в разных регионах тоже разная. Где нет доступа к наркотическим веществам, там алкоголизм заметно лидирует. В курении есть строгая и четкая зависимость: если родители курят, обязательно закурит и ребенок. Запрещать или объяснять, что мы, мол, сами теперь жалеем, мучаемся от этой вредной привычки, бесполезно. Хотите уберечь ребенка — бросайте сами курить.

— Почему общепринятые меры профилактики оказались малоэффективными ?

— Беда в том, что у нас в стране плохо поставлена ранняя помощь. По опыту нашей организации, ребята не обращаются к специалистам на первых этапах употребления наркотиков, по ка психологическая и физическая зависимость еще только формируется.
Но стоило нам организовать отделение кризисной помощи детям и подросткам, как родители стали приводить туда детей, которые только попробовали легкие наркотики разокдругой. На самом деле помощь должна быть еще более ранней — заблаговременной. В тех проблемах, которые возникают у ребят в семье, в школе, в общении. Оставаясь нерешенными или даже невысказанными, они могут подтолкнуть подростка к наркотикам и алкоголю.
В школах ведь как привыкли: позвали специалиста, он прочел лекцию о вреде наркотиков, и все успокоились — профилактика проведена. А кто-нибудь подумал, на какую почву попала информация? Может, кто-то из детей уже пробовал наркотики, а у кого-то лектор нечаянно разбудил любопытство...

— Считается, что один подросток-наркоман способен «заразить» все свое окружение — весь класс, всю школу... А почему не удается наоборот – перевоспитать всем миром его одного?

— Наркомания вообще заразная штука. Наркоман действительно стремится втянуть в зависимость всех своих друзей. Почему не наоборот? Почему здоровый ребенок не пытается повлиять на больного?
Тут вот какая проблема: у наркомана есть мотив — вовлечь одноклассников в наркооборот. Ему необходимы новые потребители. Во-первых, для заработка: за каждого новичка он получает свою наградную бесплатную дозу. А во-вторых, наркоману очень трудно одному. Его повседневное существование мучительно: приходится постоянно заботиться о том, где и на какие деньги достать наркотик, бегать от милиции, скрывать свою болезнь от окружающих, хитрить с родителями. И желание разделить эту тяжесть с приятелями вполне понятно: ему по жизни необходимо, чтобы они стали такими же, как он.
Благополучный подросток не станет тратить все свои силы на то, чтобы спасти наркомана, ну нет у него такого интереса. А любопытства, тяги к новым ощущениям — хоть отбавляй. Вот наркоман и побеждает.

— Как научить детей противостоять такому влиянию? Отказаться от неприемлемого для себя предложения ?

— Вот несколько классических приемов. Попробуйте проиграть с ними возможные ситуации, в которых надо сделать выбор. Например: «Тебе предлагают принять неизвестную таблетку. Как ты себя поведешь?».
Можно категорически отказаться от предложения: «Я не собираюсь рисковать своим здоровьем». Сослаться на родителей: «Если родители узнают, они меня убьют». Или найти себе союзника. Если подростку говорят: «Зря боишься, все делают это», он оказывается в затруднительном положении. Пусть попробует назвать кого-нибудь еще кроме себя, кто не делает «это».
Например, «Максим и я бережем мозги для умственных занятий и яд не принимаем, вместо этого мы будем...».
Цель таких упражнений не в том, чтобы заучить наизусть готовые способы поведения и отговорки. А в том, чтобы дети поняли: в любой ситуации можно найти выход, и не один. Эта уверенность как раз и даст силы не поддаваться негативному влиянию.

КАК ВЕСТИ СЕБЯ РОДИТЕЛЯМ,
ЕСЛИ У РЕБЕНКА СЛУЧИЛСЯ
АБСТИНЕНТНЫЙ СИНДРОМ - «ЛОМКА»


Часто родители начинают понимать, что их ребенок принимает наркотики, только когда у сына или дочери на их глазах случается наркотический абстинентный синдром — «ломка». Паника, охватывающая взрослого в этот момент, не поддается описанию. Родители теряют голову и кидаются звонить по любым доступным им телефонам, указанным в первой попавшейся под руку рекламной газете.
Что нужно делать в действительности? Прекратить паниковать. Слезами горю не поможешь. Да, в семье возникла проблема. Она очень трудна, но разрешима. Наркоманы во время ломок не умирают. Они погибают от той гадости, которую вводят в свой организм. Наступление ломок означает, что этой химической гадости в организме в данный момент практически не осталось.
Измерьте подростку давление. Абстинентный синдром может быть опасен, только если у молодого человека очень низкое давление: когда верхняя цифра артериального давления ниже 90 (если ребенок не страдает гипотонией, то ломки становятся опасными при давлении ниже цифры 90/60). Если давление ниже этих показателей, нужно срочно обратиться к врачу. Пусть подросток примет 2—3 таблетки любого анальгетика, который есть в доме. Подойдут баралгин, спазмалгон, аспирин.
Можно один раз рискнуть и дать ему две таблетки любого успокоительного, которое найдется в аптечке. Только не забудьте посмотреть, как оно называется. А на следующий день во время визита к врачу скажите ему, какие таблетки принял подросток. Нив коем случае не используйте больше двух таблеток.
Единственное, чего ни в коем случае нельзя давать — это спиртных напитков и успокоительных препаратов на основе спирта (не применяйте валокордин и корвалол).
Воспользуйтесь методом, предложенным американским терапевтом Маргарет Розен: разденьте подростка до пояса и уложите на кушетку. Согрейте свои руки и положите их на его плечи. Медленно, поглаживающими движениями, не отрывая рук, продвигайте ладони от плеч вдоль позвоночника к пояснице, стараясь мягко расслабить мышцы подростка. Напряженные группы мышц ощущаются ладонями как бугры под кожей? Не надо давить на них сильно. Они расслабятся от мягких поглаживающих прикосновений.
Если приступ происходит вечером, помните, что семья в состоянии пережить ночь. Не надо пытаться принимать ответственное решение о немедленном начале лечения ночью, лучше спокойно обратиться в клинику утром следующего дня.
При обращении в государственную наркологическую службу всех родителей волнует вопрос постановки подростка на наркологический учет. Действительно, если родители заранее не обговаривают это в клинике, подростка ставят на учет автоматически. И тогда он будет обязан через определенный интервал времени являться в диспансер на прием к врачу-наркологу. Но если подросток соглашается лечиться только под давлением родителей, а сам давно потерял способность критически относиться к себе и своим поступкам, тогда учет в наркологическом диспансере при условии постоянного контакта семьи с участковым врачом станет спасением.

ЧТО ДОЛЖНЫ ЗНАТЬ ВЗРОСЛЫЕ,
ВЫБИРАЯ ЛЕЧЕБНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ
ДЛЯ НАРКОЗАВИСИМОГО ПОДРОСТКА


Многих родителей волнует вопрос: в какую клинику — государственную или частную -лучше обратиться? Однозначного ответа не существует.
Во-первых, коммерческая клиника и клиника подпольная — вещи абсолютно разные. Когда родители договариваются о платном лечении, им нужно не забыть потребовать предъявить государственную лицензию на соответствующие виды помощи. Запомните: если нет лицензии, потом будет не с кого спросить за отрицательные результаты терапии и возможные осложнения в ходе лечения.
Никто, кроме самих родителей, в этом случае не будет нести ответственности за беду, которая может приключиться с ребенком в результате никем не контролируемого лечения.
Во-вторых, немало частных клиник существует противозаконно. Закон разрешает частным коммерческим организациям только профилактическую и реабилитационную деятельность, но запрещает лекарственное лечение и проведение дезинтоксикации. Поэтому любая коммерческая клиника может внезапно закрыться, и весь процесс этапного лечения ребенка повиснет в воздухе.
В-третьих, применяемые методики и препараты что в государственных, что в коммерческих учреждениях примерно одинаковы. Результат лечения зависит не от клиники, а от компетентности и профессионализма конкретного врача, который будет заниматься ребенком. В каких клиниках врачи лучше? Хорошие врачи есть повсюду, как и плохие, к сожалению. Главное преимущество коммерческих клиник — в лучших условиях пребывания больных. Но коммерческие клиники стоят дорого. Раскошеливаются за лечение родители. И оплачивают, по большей части, санаторные условия пребывания наркомана в больнице.
Наркоману может понравиться лечиться таким образом, и он примется ходить по кругу. Через какое-то время после лечения продолжит принимать наркотик, и вскоре снова раскается, и признается в срыве, и будет выпрашивать очередных денег на лечение. Обычно в таких ситуациях специалисты советуют родителям совершить только одну попытку платного лечения. Если после нее случается рецидив, ни в коем случае нельзя соглашаться на повторное платное лечение, поддаваться на шантаж и слезы. В случае рецидива подросток должен самостоятельно собрать необходимые документы и обратиться за помощью в государственную клинику. Единственное, чем родители тут могут ему помочь, — порекомендовать конкретное лечебное учреждение и врача.
Ищите не клинику, а врача, который относится к своей работе неформально и сможет наладить контакт с вами и вашим ребенком. В какой клинике он работает — значения не имеет. Один неофициальный совет: если вы обратились в государственную больницу, попросите, чтобы ваш ребенок лечился не в специализированном отделении для больных наркоманией, а в отделении для хронических алкоголиков.
Дело в том, что в отделениях для наркоманов одновременно лечатся около 50 пациентов. У них самый разный стаж приема наркотиков и мотив обращения в больницу. Далеко не все пациенты приходят именно лечиться. Многие просто спасаются в больнице от тюрьмы. А кто-то обращается за помощью лишь с целью «сбить дозу», ставшую непереносимо высокой.
Государственная наркологическая служба никому не имеет права отказать в помощи. И в конце концов даже самые лучшие отделения для лечения наркоманов в государственных больницах превращаются в «школы жизни» для впервые поступивших туда подростков. Не самым нужным наукам их там обучат, и наркоманские связи расширятся. В отделениях же для больных алкоголизмом врачи-практики имеют возможность заниматься лечением только двух-трех наркоманов одновременно. Поэтому у них больше возможностей проявить профессиональное внимание. И даже общение наркоманов друг с другом удается повернуть на пользу психотерапевтическому процессу. К тому же больные алкоголизмом — обычно представители старшего поколения. И склонны брать на себя своеобразную опеку над юными наркоманами. И без просьб врачей рассказывают им о том, «какой ужас эти наркотики».

ЕСЛИ ТЕБЯ УГОВАРИВАЮТ...
Научись говорить «нет»


Специалист по профилактике наркомании психолог Александра Макеева разработала практикум для подростков по отработке навыков отказа.
Практикум-игра начинается с того, что ученики «уговаривают» учителя (ведущего) пойти в кино или на дискотеку, а тот изобретательно отклоняет предложение. Игра идет с мячом: ведущий бросает мяч игроку, он «уговаривает», потом перебрасывает мяч ведущему, а тот не соглашается, демонстрируя детям образцы отказа.
После такой разминки игроки рассортировывают виды отказов.
Отказ-согласие: по сути, собеседник согласен, но деликатно сопротивляется, чтобы предложивший имел возможность отступить, если уговаривал только из вежливости: «Нет, нет, спасибо, не хочу вас затруднять».
Отказ-обещание: безобидная форма отказа, позволяет избежать конфликтной ситуации, демонстрирует, что отказавший ценит общение с предложившим: «Пошли в кино?» — «Завтра - с удовольствием, а сейчас к контрольной готовлюсь, ты уж извини».
Отказ-альтернатива: тоже неконфликтная форма. Что-то мешает принять предложение, но отказавший не прерывает общение, а выдвигает встречный вариант: «Пошли на речку?» — «Купальника нет, лучше пойдем в кино».
Отказ «обстоятельства не позволяют»: более жесткая форма — отказывающий никаких обещаний не дает и альтернатив не выдвигает: «Пошли на речку?» — «Не получится, купальника нет». — «Пошли в кино?» — «Не могу, у меня завтра доклад».
Отказ-отрицание: жесткая, бескомпромиссная форма отказа, направлена на предложение или на предлагающего. Такой отказ хоть и обижает, но снижает вероятность получения нежелательных предложений в дальнейшем: «Пошли в клуб?» — «Не хочу». Или: «С тобой не хочу!», «Не намерен деньги на ерунду тратить!». Или просто: «Не пойду, потому что не хочу».
Отказ-конфликт: крайний вариант отказа-отрицания. Резкий по форме, может содержать оскорбление или угрозу: «Пошли в подвал?» — «Отвали со своим уродским подвалом, идиот!». Следующее занятие тоже начинается игрой с мячом. Ведущий бросает мяч играющему и высказывает некое предложение, а поймавший мяч отказывается его принять. После игры-разминки проводится обсуждение, когда какой отказ уместен, а когда неправильно выбранный вариант отказа может ввести в заблуждение предлагающего и поставить в ложное положение отказывающего.
Третье занятие — опять разминка с мячом: предложил — отказался, затем обсуждение сценариев. Отработка навыков отказа касается широкого спектра жизненных ситуаций, но постепенно концентрируется на отказе от вредных и опасных затей, причем никакого особого упора на «наркотические предложения» не делается. Ведущий обрисовывает сценку, играющие выбирают оптимальный вариант отказа. Используются как реальные ситуации, так и смоделированные. Ребята, увлекшись занятием, скоро и сами начинают приводить примеры из собственного опыта.
Если у подростка нет психологической зависимости от предлагающего, то уверенные и убедительные отказы должны отскакивать от зубов.

КАК ВЫСТРОИТЬ
АНТИНАРКОТИЧЕСКУЮ
ПРОФИЛАКТИКУ ДЛЯ МАЛЫШЕЙ


...Жил-был медвежонок. И случилась с ним беда: махнул он лапой на распорядок дня и здоровые привычки. Результат печальный — заболел. Но друзья — воспитанники начальной школы — детского сада № 4 под руководством воспитательницы Елены Новиковой — не бросили его в беде, а помогли исправиться. А четвероклассники лицея вместе со своей учительницей Татьяной Башкировой отправились в страну Здравландию на поезде. С остановками на станциях Режим Дня, Мое Настроение, Физзарядка, Улыбкино добрались до столицы - города Дружбы и Доброты.
На сцену актового зала балашихинской школы-интерната поднимались все новые участники конкурса образовательной программы профилактики злоупотребления психоактивными веществами «Все цвета, кроме черного». Она разработана для начальной школы специалистами Института возрастной физиологии Марьяной Безруких, Александрой Макеевой и Татьяной Филипповой.
Задача была нелегкой. В самом деле: жизнь требует, чтобы здоровые установки, исключающие употребление одурманивающих веществ, закладывались как можно раньше, в то же время нужно не спровоцировать опасное любопытство.
Антинаркотическая профилактика для малышей — дело непростое. Учителям приходится постепенно, не торопясь и не занудствуя, формировать у детей представления о ценности здоровья, необходимости бережного отношения к нему. Обучать правилам здорового образа жизни.
Основная задача ранней профилактики — развитие у детей таких навыков и установок, которые обеспечили бы им эффективную социальную адаптацию. Помогли преодолеть чувство беспомощности. Научили быть уверенными в себе.
Для этого в учебно-методический комплект «Все цвета, кроме черного» вошли рабочие тетради для учащихся, методическое пособие для учителей и брошюра для родителей. В тетради для второго класса центральная тема — «Учусь понимать себя», для третьего -«Учусь понимать других», для четвертого -«Учусь общаться».
Занятия — «Твое настроение», «Что ты знаешь о себе», «Для чего нужна улыбка», «Как научиться разговаривать с людьми», «Как помириться после ссоры» — на самом деле сюжетно-ролевые и образно-ролевые веселые игры, придуманные балашихинскими учителями, которые уже два года работают по программе «Все цвета, кроме черного».

ОПАСНОСТЬ ПРИТАИЛАСЬ В ДОМАШНЕЙ АПТЕЧКЕ
О наркотиках, которые существуют в быту на вполне законных основаниях


Наркотики в сознании многих родителей и учителей стали ассоциироваться только с организованной преступностью, контрабандой и подпольными фабриками. Но наркотики существуют и в быту на вполне законных основаниях. В редкой домашней аптечке не найдется успокоительных таблеток или снотворных пилюль –– «колес», как попросту называют их подростки. Современная наркология выделяет два вида наркомании с использованием успокоительных препаратов: злоупотребление снотворными (на наркоманском сленге — «сонники» или «барбитура») и злоупотребление транквилизаторами («транки» или «медленные колеса»).
Впервые для нормализации сна барбитураты (веронал) применили в 1903 году. А уже в конце 40-х в Европе вспыхнула настоящая эпидемия барбитуратовой наркомании. В связи с этим с 1956 года в нашей стране ряд препаратов стали продавать только по специальным рецептам, а Уголовный кодекс РФ в качестве наказания за хранение и распространение таких препаратов предусматривает лишение свободы до пяти лет (ст. 228 УПК РФ).
И все равно остается огромное количество широкодоступных и вполне легально приобретаемых лекарств, способных при длительном и неправильном применении вызвать наркотическую зависимость. Одни из них хорошо известны: нитразепам (родедорм, эуноктин), сибазол (седуксен, реланиум, валиум), другие — менее: нозепам, тазепам, мебикор, ореназепам. Учитывая возникающие эффекты и возможные последствия, нужно помнить, что наркомания, вызванная седативными препаратами, бывает куда опаснее, чем героиновая. Слишком скоро развивается толерантность к лекарству. Дозы стремительно возрастают (в пять-десять раз по сравнению с обычной), а воздействие препаратов на организм парадоксально меняется. Вместо сонливости наступает эйфория и возбуждение. Трезво оценить происходящее не всегда удается. Память ухудшается, и сколько таблеток уже проглочено, запомнить трудно. В этом главная причина передозировок, приводящих к тяжким отравлениям и даже к смерти.
При передозировке транквилизаторы угнетают дыхательный центр и замедляют дыхание. Подросток, перебравший таблеток, может не заметить, что перестал делать вдох.

НА ОДНОМ ЛИ ЯЗЫКЕ МЫ ГОВОРИМ С ПОДРОСТКАМИ?
И почему понятия «наркоман» и «человек, употребляющий наркотики» у ребят не совпадают.


Ульяновским старшеклассникам предложили оценить по восьмибалльной шкале свое отношение к бомжам, наркоманам и алкоголикам. Оказалось, что самое резкое отрицание вызывают у ребят именно наркоманы. Большинство рубили сплеча и высказывались категорично: изолировать и лечить принудительно! Вместе с тем опросы показали: у 45% тех же самых школьников есть друзья и знакомые, употребляющие наркотики, а кое-кто и сам их пробовал.
Как же соотносится нетерпимость подростков к наркоманам с наличием наркоманов-друзей и собственными наркотическими опытами?
Елена Омельченко, директор социологического научно-исследовательского центра «Регион», много лет ведущего работу в школах Ульяновска и других городов Поволжья, в своей книге «Подростки и наркотики: опыт исследования» задает принципиально важный вопрос: на одном ли языке мы говорим с подростками? Кого они считают наркоманом? На самом деле для подростков наркоманы –– лишь те, у кого уже полная физическая зависимость от сильнодействующих наркотиков. С необратимыми физическими изменениями. А разовое употребление наркотика или нечастое покуривание «травки» более 75% учеников не считают наркоманией. То есть понятия «наркоман» и «человек, употребляющий наркотики» у ребят не совпадают.
Необходимо обратить внимание и на двоякое отношение ребят к героину: чистый героин они считают сильным наркотиком, а вот героин с примесями, по их мнению, именно из-за примесей –– слабый. Другое заблуждение: мол, внутривенное введение героина вызывает быструю зависимость, а нюхание героина якобы безопасно.
«И для всех подростков именно шприц –– главный атрибут настоящего наркомана, –– пишет исследовательница. –– Совсем запутавшись, ребята решили, что важно не допускать внутривенного приёма. А курение, нюхание, глотание таблеток, по их мнению, снижает силу действия наркотиков, а следовательно, и риск привыкания к ним».
Подростки склонны относить все опасные последствия приёма наркотиков к регулярному продолжительному внутривенному употреблению. Только это для них – настоящая наркомания. И взрослым придётся учитывать и преодолевать этот миф в своей профилактической работе.

СКРЫТАЯ ПРОФИЛАКТИКА
Приёмы косвенного внушения против наркомании приемлемы на любых уровнях.


Кандидат психологических наук Рамаль Гарифуллин считает, что вести антинаркотическую пропаганду нужно постоянно, но косвенно. Если вы будете часто говорить о наркотиках, пугать, грозить, требовать, то лишь вызовете обратную реакцию. Приёмы косвенного внушения против наркотиков можно применять практически на всех уроках, в рамках любого предмета. Скрытая профилактика возможна даже на уроках математики. Предложите ученикам задачу, в которой необходимо рассчитать, сколько денег курильщик в течение года прокуривает, переводит на дым? Или ещё жёстче: сколько осталось жить наркоману, если?.. Сколько наркоманов погибнет а течение года, если?..
Непривычно, страшно? Но наркомания куда страшнее. Подчёркивать главную идею задачи не надо. Пусть это будет просто задача в ряду других. Но она заденет, заставит подростка поёжиться.
Или урок химии. Учитель говорит: вот вещество. Даёт его формулу. А потом: это яд, который разлагает мозг. Объясняет химическую реакцию. Говорит: этот яд — наркотик. Запугивания не было, просто изучался химический процесс. Так же можно поступить и на уроке биологии или на уроке основ безопасности жизнедеятельности. Спросить: от чего именно умирают наркоманы? Рассказать, что происходит с сердечно-сосудистой, дыхательной, пищеварительной системами человеческого организма при употреблении наркотиков. Опять же не акцентируя. Говорить так, будто в классе не профилактику наркомании проводят, а всего лишь изучают работу органов дыхания или кровообращения.
Можно подойти к проблеме с другой стороны и поговорить о том, когда и как наркотики применяются по медицинским показаниям, почему их назначают при очень сильной боли, а в менее тяжких случаях — нет.
Учитель музыки, знакомя класс с современной роккультурой, должен откровенно рассказать, как умирали Элвис Пресли и Фредди Меркьюри. Но не морализировать, как все было безобразно и страшно и что ничего романтичного в этом не было. Ребята сами сделают вывод. Задача учителя — только рассказать. Честно и жестко.

СЕМЕЙНЫЙ ДОЗОР


На какие признаки учитель должен обратить внимание родителей, чтобы подсказать им, что пора более внимательно отнестись к подростку и его проблемам.

Изменения в привычках и образе жизни
Поздние возвращения домой. Необъяснимые отлучки из дома. Неспособность даже приблизительно определить время своего отсутствия. Потеря аппетита или чрезмерное употребление пищи.
Страстная потребность в сладком.
Приступы сонливости.
Увеличение требуемой подростком суммы денег на карманные расходы без внятного объяснения, на что собирается их потратить.
Пропажа из дома книг, ценностей, одежды.
Внезапно возникшая привычка часто проветривать свою комнату и использовать освежители воздуха, благовония (для устранения наркотических запахов).

Изменения в физическом состоянии
Потеря веса.
Повышенная утомляемость.
Частые простуды, желудочные боли и судороги.
Проблемы с пищеварением, тошнота, приступы рвоты.
Утренняя слабость на фоне вечерней активности.
Частые головные боли.
Обмороки, потери сознания, головокружения. Следы уколов на теле, порезы, синяки.
Пренебрежение личной гигиеной.

Специфические находки
Упакованные в целлофан кусочки темно-коричневой массы.
Зеленоватый порошок растительного происхождения (чаще всего в спичечных коробках).
Чайные или столовые ложки со следами подогревания на открытом огне.
Необычные, неизвестные вам и ранее не встречавшиеся лекарственные препараты в таблетках, капсулах, ампулах, порошках.
Марки, не слишком похожие на почтовые.
Пузырьки, смятая фольга.
Иглы или шприцы.

* Подборка из газет «Первое сентября» за 2006 г.

Скачать статью в формате .doc
Скачать статью в формате .rar

Брянский областной центр по профилактике и борьбе со СПИД
Hosted by uCoz